.

INFERNO_1 URSS def


 
Один человек держит куб,
внутри которого находится заключенный,
другой человек. Первая сцена предлагает разгадку к
пониманию спектакля: пространство Ада у
Данте геометрическое, построено по законам
симметрии и канонам, идеи выражаются
согласно символическим образам.
 

В первой сцене еще нет движения:
актер несет большой куб на голове.
Это Атлант, который держит мир. Внутри куба появляется человек…
Итак, мы видим человека, который держит куб,
а внутри куба находится другой человек.
 
Ад Данте похож на игру в китайские коробки.
Во второй сцене начинается настоящее действо:
мы видим вход в Ад через Врата. Разумеется,
Врата не могут быть просто воротами.
Ад – это метафизическое место, пустое пространство,
мы его представили так: изнутри он построен из тел грешников.
Танцоры будто являются кирпичами потусторонней пустой вселенной.
 
Данте проходит Адские Врата и оказывается в новом мире,
где души философов плавают в первом круге ада, летают во тьме,
создавая в пространстве мистические фигуры.
В центре последней фигуры мы видим фигуру витрувианского
человека, предвестника болезни средневекового гуманизма.
Хореография развивается в геометрию арабесок, барочную архитектуру,
это сильный, но темный знак.
 
Физические законы отменены, а обезумевшие от боли
души Конте Уголино и его сыновей ходят по стенам и
запрыгивают на потолки. Ветер приносит нам кроткие и
замученные души Паоло и Франчески, их тела, освободившись
от оков гравитации, оживают в воздухе в милом и грустном дуэте.
В этом мире, где не существует верха и низа, вершин и низов,
грешники, подвешенные вниз головой, осуждены Миносом и
брошены в земли Харона. Бесы играют в воздухе,
 
рассказывая о своем ангельском прошлом.
Дорога в Аду – дорога, полная препятствий:
Данте должен сначала преодолеть полуразрушенные мосты,
построенные из тел грешников, зловещие башни из человеческих тел,
и только тогда найдет неожиданную помощь:
гигант Нимрод сделает последнее усилие.
Но сначала Данте видит, как Пьер делла Винья волшебным
образом превращается в дерево и как грешники оплакивают
свои грехи, превращаясь один в другого.
В самом сердце Ада находится ледяное озеро Коцит,
оно скрывает тела грешников, нам видны только руки,
ноги или просто голова, они образуют единый метафорический паззл.
В конце путешествия Данте и Виргилий
будут восходить по живой лестнице, пока не увидят свет:
огромная пульсирующая звезда, сформированная из
подвешенных в освещенном воздухе тел танцоров.
Это последняя сцена Ада.

ЗАПИСКИ ПО ПОСТАНОВКЕ

ВВЕДЕНИЕ
 
Один человек держит куб,
внутри которого находится заключенный,
другой человек. Первая сцена предлагает разгадку к
пониманию спектакля: пространство Ада у
Данте геометрическое, построено по законам
симметрии и канонам, идеи выражаются
согласно символическим образам.
 
Сцена I

АДСКИЕ ВРАТА
 
Первая сцена представляет адские врата:
живая архитектура состоит из шести танцоров,
круг из людей, который постепенно превращается в квадрат,
четырехконечную звезду, затем пятиконечную;
тела создают геометрические фигуры:
треугольник, квадрат, шестиугольник.
Хореография превращается в геометрию арабесок,
барочной архитектуры под голос за сценой:
III, 1-9: «Я увожу к отверженным селеньям, /
Я увожу сквозь вековечный стон, /
Я увожу к погибшим поколеньям. /
Был правдою мой зодчий вдохновлен: /
Я высшей силой, полнотой всезнанья /
И первою любовью сотворен. /
Древней меня лишь вечные созданья, /
И с вечностью пребуду наравне. /
Входящие, оставьте упованья.»
 
Сцена II

TOTEM
 
Вторая сцена изображает двух главных персонажей:
Данте и Виргилия, которые отправляются в путешествие.
Рассказывается о маршруте, который пролегает
через разрушенные мосты, страшные ямы, накрененные башни,
извилистые дороги… Это путь, полный препятствий,
почти как в компьютерной игре. Это мультяшный мир,
вдохновленный известными картинами Боттичелли.
Танцоры – будто живые кирпичи, которые встают один
на другой и строят сначала мост, затем тотем:
это живая Вавилонская башня. Вот Эфиальт,
вот гигантский Антей, который поднимает Данте
в воздух и переносит его на другой конец сцены.
XXXI, 43-45: Маячили, подобные твердыне, /
Ужасные гиганты, те, кого /
Дий, в небе грохоча, страшит поныне.
В Тотеме хореографическая техника и скульптура тела,
строение человека идентичны деревянным
африканским статуям. Танцоры – это живые машины,
где тела используются как архитектонические
элементы для построения воображаемой топографии Ада.
 
Сцена III

ГЕРОИ
 
Данте встречаются два замка:
первый – изолированный от Ада, заключает в себе
зеленые поля, на которых живут герои, философы,
великие женщины античного Рима. Второй замок – это город Дита.
Стены красные, они в огне, и миллиарды
дьяволов летают над ним. На стенах появляются
чудовища из классической мифологии:
Медуза Горгона, фурии. Герой – это Эней, который,
благодаря своим способностям, смог изменить мир.
У героя всегда есть враг, похожий на него,
но немногим менее сильный, чем он.
Герой всегда показан на распутье, где выбор
дороги очевиден: по одну сторону добро, по другую – зло.
 
Сцена IV

ПЕРВЫЙ КРУГ АДА
 
Мы представили водный мир, медленный,
отстраненный, где живут философы и мудрецы-язычники.
Динамика передвижения персонажей – будто под водой.
Хореография начинается с четырех танцоров, они представляют
четырех поэтов, названных Данте в начале песни.
IV, 79-95: “Прочтите высочайшего поэта! – /
Раздался в это время чей-то зов. – / Вот тень его подходит к месту света.” /
И я увидел после этих слов, / Что четверо к нам держат шаг державный; /
Их облик был ни весел, ни суров […] / Гомер, превысший из певцов
всех стран; / Второй – Гораций, бичевавший нравы;
Овидий – третий, и за ним – Лукан. / […] /
Так я узрел славнейшую из школ, /
Чьи песнопенья вознеслись над светом.
Тонкость этих душ видна по извивающимся и волнообразным
движениям. Композиция символических и геометрических
фигур представит великих математиков и философов.
 
Сцена V

ГРЕШНИКИ
 
В пятой сцене появляются грешники,
только попавшие в Ад. Изнеженные, отстраненные
в пустоте, они ожидают, пока их оставят один
на один с судьбой, как эквилибристы на канате:
III, 112-117
Как листья сыплются в осенней мгле, /
За строем строй, и ясень оголенный /
Свои одежды видит на земле, – /
Так сев Адама, на беду рожденный, / Кидался вниз, один,
– за ним другой, / Подобно птице, в сети приманенной.
 
Сцена VI

КЛЮЧ
 
Сцена короткая, показывает мистический образ
некой женщины с обнаженным торсом, подвешенная
в воздухе головой вниз, а нижняя часть тела удлинена
огромной золотистой юбкой. Она летит в пустоте, чтобы
собрать на земле ветер, он проявляется и показывает
загадочную хореографию. В конце ветер заканчивается,
и она улетает, исчезая за потолком.
Голос за сценой описывает сцену:
IX, 61-63: О вы, разумные, взгляните сами, / И всякий наставленье
да поймет, / Сокрытое под странными стихами!
 
Сцена VII

ОЗЕРО КОЦИТ
 
Главные герои – это конечности и отсеченные головы
грешников, пленников разных ситуаций, которые отсылают
к экзистенциальным условиям проклятия. Гловы появляются в
темноте, руки закрывают пустые лица, исчезают, прикрепленные
только к торсу, выступают вновь в отчаянных жестах, чтобы в
итоге окончательно исчезнуть. Руки обвиваются одна вокруг
другой, отпускают одна другую, их заменяют ноги,
которые теряются в воздухе, создавая
симметрию, волны, декорации.
XXXIII, 91-99: Мы шли вперед равниною покатой /
Туда, где, лежа навзничь, грешный род / Терзается, жестоким льдом
зажатый. / Там самый плач им плакать не дает, / И боль, прорвать не в
силах покрывала, / К сугубой муке снова внутрь идет;
Затем что слезы с самого начала, / В подбровной накопляясь глубине, /
Твердеют, как хрустальные забрала
 
Сцена VIII

УЛИСС
 
Восьмая сцена показывает героический
дух и силу человеческой воли: Улисса.
В небе появляется пламя из тюли, драпированной
белым светом. Пламя гаснет, Улисс освобождается от тюли.
XXVI, 116-120: Отдайте постиженью новизны, /
Чтоб, солнцу вслед, увидеть мир безлюдный! /
Подумайте о том, чьи вы сыны: / Вы созданы не для животной доли, /
Но к доблести и к знанью рождены.
Начинается рассказ о его невероятных приключениях.
Мы видим, как он взбирается на лодку, борясь с силами природы,
в итоге оказывается на дне морском, где серены, соблазнившие
его немногим ранее, забирают его с жалостью.
 
Сцена IX

ПАДШИЕ АНГЕЛЫ

Хореография рассказывает о падении Люцифера и
восставших ангелов: топос фантастического воображения и
средневекового теологического знания. Два ангела с большими
белыми крыльями летают по воздуху и, пока спускаются к земле,
меняют обличие и сливаются воедино, падая на землю,
чтобы создать одну сущность: Люцифера.
III, 40-42: Их свергло небо, не терпя пятна; /
И пропасть Ада их не принимает, / Иначе возгордилась бы вина.

Сцена X

СТИКС

 
В VII песни Данте встречает озеро Стикс.
Разгневанные выходят из воды и начинают драться друг с другом,
дерзкие и грубые. Унылые беззащитно стоят на заднем плане.
На сцене два героя мужского пола: Филиппо Ардженти,
второй неизвестен. Они заполняют сцену своими грязными
обнаженными телами, которые полностью видны.
Остальные грешники предлагают только головы и конечности,
чтобы дополнить воображаемую Данте хореографию.
Стикс – это магическое место, где жестокость появляется внезапно
и нарушает тишину, будто разрезая экран, за которым
прячется человеческое безумие: мы представили его
как полотно картины, которое рвется.
 

Сцена XI

МЕТАМОРФОЗЫ
 
Человек превращается в дерево.
Пьер делла Винья – это драматический
персонаж, который продолжает
тему Виргилия о метаморфозах Полидора.
Сломанные ветки и пролитая кровь, описанная Данте,
изображены символично мимикой рук и
красными цветами.
 
Сцена XII

7 ГРЕХОВ
 
Вслед за музыкальной темой, повторенной
семь раз, предлагается символическое описание семи
смертных грехов (похоть, уныние, чревоугодие,
алчность, зависть, гордыня, гнев), они представлены
символически, в современном ключе. Две пары персонажей
совершают действо одни на других с помощью зеркал,
создавая метаморфозные трансформации.
Тела взаимодействуют в некой игре, которая повторяется
7 раз, они совершают волшебные переходы.
 
Сцена XIII

СУМАСШЕСТВИЕ
 
Тринадцатая сцена открывается соло Конте
Уголино, который остервенело склонился
над черепом своего заклятого врага.
XXXIII, 1-3: Подняв уста от мерзостного брашна, /
Он вытер свой окровавленный рот /
О волосы, в которых грыз так страшно…
Хореография исполнена дуэтом,
в ней представлена трагедия, рассказанная
Данте: отец, заключенный вместе с сыновьями,
съедает своих детей от голода. Мужчина (отец) и женщина
(сын) ходят по стенам, прыгают на потолок, догоняя
друг друга, с жестокостью бросаясь друг на друга,
создают лабиринт абстрактных действий.
Мы видим описание безумия жестами,
пока дочь кричит:
XXXIII, 61: «Отец, ешь нас, нам это легче будет;»
 
Сцена XIV

ПАОЛО И ФРАНЧЕСКА
 
Милая сцена: история любви придворного
трубадура рассказана в историческом ключе.
История любви в средневековой перспективе, где
чувственность сливается с метафизикой.
Сцена открывается двумя молодыми, которые читают книгу
о Ланселоте и Гвиневре и о том, как
(тронутые любовными приключениями героев романа)
они узнали, что влюблены друг в друга.
V, 100-102: Любовь сжигает нежные сердца, /
И он пленился телом несравнимым, / Погубленным
так страшно в час конца. Паоло и Франческа, перенесенные
адским круговоротом, оказываются на небе, любят
друг друга в воздухе, летают, обнявшись, показывают
очень чувственную хореографию, в итоге они
разлучаются адским круговоротом.
V, 82-87: Как голуби на сладкий зов гнезда, /
Поддержанные волею несущей, / Раскинув крылья,
мчатся без труда, / Так и они, паря во мгле гнетущей, /
Покинули Дидоны скорбный рой / На возглас мой,
приветливо зовущий.
 
Сцена XV

ЛЕСТНИЦА
 
Данте и Виргилий выходят из Ада по живой лестнице,
ступеньки построены из самих грешников.
Видимая нормальность обычной прогулки против законов
физики напоминает нам, что мы живем в мире,
в котором эти правила волшебно и иронически
исчезают в один момент, как в дыму.
XXXIV, 133-139: Мой вождь и я на этот путь незримый /
Ступили, чтоб вернуться в ясный свет, / И двигались все вверх,
неутомимы, / Он – впереди, а я ему вослед, / Пока моих очей не озарила /
Краса небес в зияющий просвет; / И здесь мы вышли
вновь узреть светила.
 
Сцена XVI

ЗВЕЗДА
 
В последней сцене показана живая звезда,
которая состоит из шести танцоров: символическая фигура,
которая появляется в конце текста Данте.
Живая звезда распадается,
меняет форму, создает фигуру за фигурой, следуя
средневековой архитектуре. Выключается свет.
Спектакль окончен: танцоры выходят поблагодарить
публику и вдруг волшебным образом улетают прочь.
 
Сцена XVII

признательность

  •  
     
    ХОРЕОГРАФИЯ И ДЕКОРАЦИИ
    ЭМИЛИАНО ПЕЛЛИСАРИ
     
     
     

  • МУЗЫКА
    ПОЛИИНСТРУМЕНТАЛИСТ ОСКАР БОНЕЛЛИ
    ЗВУКОРЕЖИССЕР ДЖУЛИАНО ЛОМБАРДО
    ЗВУКООПЕРАТОР МАРИО КРОЧЕТТА
    РЕДАКТОР ЗВУКА РИКАРДО МАНЬИ
    МУЗЫКАЛЬНЫЙ КОНСУЛЬТАНТ АНДРЕА БАРБЕРА
    ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ  ЭМИЛИАНО ПЕЛЛИСАРИ

  •  
     
    ТЕКСТ ЧИТАЮТ
    ДЖАННИ БОНАГУРА И ЛАУРА АМАДЕИ
     
     
     

  •  
     
    РЕКВИЗИТ
    ЭМИЛИАНО ПЕЛЛИСАРИ
     
     
     

Inferno NoGgavity

Back to top